Гуляя по Бруклин-Хайтс можно наткнутся на интересный дом стоящий в дальнем уголке района на тихой улочке. Он довольно заметно выделяется на фоне остальных зданий вокруг — дом большой и тянется почти на квартал, он довольно старый, но не очень высокий, и совсем не роскошный, как все остальные многоквартирные дома в этом районе. Построен из красного кирпича, что придает ему несколько фабричный вид, но выделяет на фоне собратьев с каменными фасадами.

У этого дома довольно интересная история. Он называется Riverside apartments — и это первый бюджетный  многоквартирный жилой комплекс со всеми удобствами в Америке.

Он был построен Альфредом Уайтом в 1890 году для рабочих портовых складов, фабрик и заводов, многочисленные корпуса которых стояли вдоль берега нью-йоркского залива. Уайт вырос в обеспеченной семье, получил образование инженера, и после окончания учебы стал работать в фирме занимавшейся импортом. Достигнув там больших коммерческих успехов он вскоре стал полноправным партнером, самостоятельно занялся меховым бизнесом, а через некоторое время стал обладателем довольно приличного состояния. Уайт с рождения был довольно набожным человеком регулярно посещавшим церковь, и даже сильно разбогатев, он почти все свободное время отдавал участию в делах местной церковной общины. Помогая церковной бедноте, он столкнулся с ужасающими условиями жизни, в которых проживали рабочие и их семьи и решил потратить часть своих капиталов на благотворительные нужды. Уайт решил построить жилой комплекс совершенно нового типа. Он пришел к выводу, что богатые люди не только могут, но и должны строить жилье для рабочего класса, которое будет сочетать в себе и гуманность, и приносить минимальную прибыль.

Корпуса складов и фабрик стоящие вдоль нью-йоркского залива.

На дворе была эпоха индустриальной революции, и стремительно развивающейся промышленности требовались все новые и новые рабочие руки. Быстрая урбанизация и рост числа наемных рабочих чрезвычайно обострили со­циальные проблемы. Жилищные условия большинства рабочих не отвечали элементарным санитарно-гигиениче­ским требованиям. Вкупе с высокой плотностью населения, это было причиной распространения массовых инфекций и огромной смертности среди жителей бедных районов. Что-бы понять масштаб проблемы приведу следующие цифры: официальный уровень смертности в Нью-Йорке в конце 19-го века составлял 75 человек на 1000 населения, для сравнения — самый большой уровень смертности сегодня в Сьерра-Леоне, где не давно шла гражданская война, он составляет 22 человека на тысячу.


Якоб Риис. Семья живущая в одной комнате. Нью-Йорк 1890 г.

Быстро сообразив как извлечь максимальную выгоду из имеющегося жилья, домовладельцы начали делить и без того небольшие квартиры на маленькие комнаты, во многих из получившихся клетушек даже не было окон. В самих домах не было ни канализации, ни водопровода, люди жили всей семьей в одной темной и тесной комнате. В одной бывшей большой квартире разгороженной перегородками могло жить до двадцати семей. Готовили в самих комнатах, на общих кухнях или вообще на улице, мылись либо во дворе водой из ближайшей колонки, либо в реке, в лучшем случае, в общественных банях. Условия проживания были настолько ужасными, что во многих районах за счет эпидемий и детской смертности прирост населения был отрицательным — больше умирало, чем рождалось на свет. Многие бедные кварталы Нью-Йорка больше походили на трущобы, чем на улицы цивилизованного города. Уайт попытался решить саму проблему, а не бороться с ее последствиями. Уайт считал, что нужно заниматься не строительством новых больниц и лечебниц, в которых будут бороться с последствиями эпидемий, а сделать так, чтобы сами эпидемии не возникали, а именно, кардинально менять условия жизни бедных слоев населения.

Дом создавался по принципу ограниченной прибыли, девизом Уайта был — «Благотворительность плюс пять процентов». Проект обошелся в 350 000 долларов. Именно социальная составляющая проекта и желание улучшить уровень жизни обычных рабочих и делает этот дом прообразом будущего советского хита на рынке массового жилья — хрущевкой.

Так как дом старый то никаких лифтов в нем нет. Вы заходите через дверь и поднимаетесь наверх по узкой винтовой лестнице.

Дома имели феноменально низкое покрытие площади участка по тем временам. Жильем было занято только 49 процентов земли, остальное было занято большим двором с фонтаном, игровой площадкой и даже небольшой сценой где проводились субботние концерты.

С лестницы сделаны выходы на железные балконы.

Комнаты были небольшими, но их было по три в каждой квартире и еще была гостиная совмещенная с кухней. В каждой квартире был свой туалет, но душевые были общими и находились в подвале. Но для нью-йоркского рабочего жилья 19-го века это был совершенно немыслимый уровень комфорта. Комплекс состоял из девяти корпусов и 280 квартир.

С балконов сделан вход в небольшой узкий корридор на три квартиры.

Открытые балконы были сделаны специально. В больших домах была большая проблема с вентиляцией, в коридорах и комнатах, скапливались все запахи из квартирных кухонь (надо сказать, что это и сейчас является проблемой для большого количества нью-йоркского жилья). Тут было достаточно просто открыть дверь квартиры и все запаху уходили на улицу.

Вход в коридор с первого этажа.

Коридор настолько узкий, что непонятно как там пройдет обычный шкаф или большой матрас. Дверь одной квартиры в нише слева, другой прямо за поворотом справа.

Здание были построены из красного кирпича и украшено элементами из терракоты. Квартиры сдавались по цене от 8 до 11 долларов со скидкой 40 центов за каждый пролет лестницы вверх. То есть квартиры на верху были дешевле квартир на первом этаже. Для сравнения — в 1890 году комната в перенаселенной квартире без каких-либо удобств стоила те же 8 долларов. На одном из сайтов был пересчет стоимости аренды на сегодняшние цены, получалось что сегодня квартира в этом жилом комплексе обходилась бы сумму равную 250 долларам. Реальные цены на аренду жилья в этом доме сегодня начинаются от 2000 долларов.

Проектирование и расчет были сделаны настолько грамотно, что при аудите который был проведен в 1930 году, финансовые показатели проекта оказались прибыльными за все время, и эта прибыль всегда находилась в рамках заложенных 5%. Первый убыток случился только в 1935 году, когда квартиры переоборудовали для установки ванн. Но самая большая потеря случилась в 50-х когда при строительстве BQE снесли четыре из девяти корпусов.

Скоростная магистраль BQE (Бруклин-Куинс эксперсс-вэй) идущая справа через двор жилого комплекса.

После реновации фасады были почищены а внутренний двор превратился в парковку. Остался только небольшой сквер с фонтаном посредине. Деревья те самые, которые были посажены при строительстве комплекса в 1890 году.

Уайт доказал, что инвестиции в жилье для бедных могут быть, как прибыльными, так и социально полезными, и проложил путь для первых в США жилищных реформ и законов. Сам Уайт трагически погиб в 1921 году. Во время катания на коньках по лесному озеру он провалился под тонкий лед и утонул.

Местоположение дома:
Google maps street view
Bing — вид с высоты птичьего полета

Ранее по теме:

Уильям Стейнвей — город для рабочих
Прогулка по Бруклин-Хайтс — Свидетели
Прогулка по Бруклин-Хайтc — Отель St. George